Записи с темой: этот маленький мир (список заголовков)
03:27 

I grow. I care.
Продублирую сюда пост из инстаграма.

Те, кто слышал историю про планирование всей этой поездки в Будапешт, знают, что все началось в тот момент, когда, сидя на паре, я внезапно обнаружила, что дрожащими руками добавляю в корзину единственный оставшийся в наличии билет на вчерашнего «Коллекционера» с Золтаном Берецки в Сентрал Синхазе. Не секрет, что это уже что-то вроде моей настольной книги (не хочу сейчас вдаваться в подробности, и так много эмоций), и не секрет, что этой моей любви с первого взгляда уже около четырех лет, кажется. Сайт был на венгерском, я была в Германии, моя симка, на которую пришел код для списание денег с карточки, лежала в общаге, и разделяли нас еще 2/3 сдвоенной пары, то есть часа 2, которые я потратила на то, чтобы по истечении 20 минут каждый раз добавлять билет обратно в корзину. Кстати, еще минут 10 надо ждать, когда он снова появится на сайте. В общем, сейчас я в Будапеште. При этом на сайте Опереттсинхаза был полный солд-аут, и думаю, лишним будет добавить, что я обновляла его с завидной регулярностью, хотя бы потому что по приезде я каким-то образом оказалась в нем раньше, чем в своем номере в отеле. В общем, мне сказали попробовать прийти за полчаса до спектакля – с таким видом, что надеяться как бы вроде и нечего было.
Кстати, планируя кое-как все эти приключения, я заодно купила билет на сегодняшний вечер в Оперу.
Те, кому не посчастливилось достаточно близко со мной познакомиться, знают, что на определенном этапе отношений случается нечто в виде «А ты не хочешь посмотреть со мной РиДж? А давай я тебе скину? А ты уже посмотрел_а? Ну вот давай одну песенку?» и т.д.
Так что тот факт, что он идет не когда-нибудь, а вот именно тогда, когда я совсем рядом, с того момента, когда я вчера пришла домой и прооралась в подушку от впечатлений, окончательно определил вектор моих мыслей. И как бы это был грустный вектор. (Про вчерашнее я все-таки рассказывать не буду, сори, это слишком личное)
Так вот, сегодня должна была быть Опера. Не знаю, о чем я думала, Опера и опера, я вроде правильно вводила адрес, но вышло что-то не то, когда дверь не поддалась и оказалось, что мне не показалось, что окна темные. А «то» было в получасе от меня (и так понятно, что я не прихожу заранее). А Оперетта была в 4 минутах от меня (по тому же любимому навигатору) – на деле меньше. И видимо я была не настолько неадекватна, что даже смогла выбить у билетерши не балкон («самое недорогое, берите»), а на 4 ряд партера – для сравнения, даже на Золтана я смотрела с 5го!
Я опущу эмоции, все и так понятно.
Я просто хочу сказать, что, во-первых, я попала на Сильвестра. Я полезла, как всегда это бывает, в нашу переписку с @ за сентябрь 2014, чтобы убедиться – все началось с Сильвестра, которого она мне прислала, ну и как бы... Раз уж я наконец перешла к касту, то все, продолжим, и конца этому посту не будет. Сильвестр за 13 с лишним лет эту роль, видимо, возненавидел и, в общем-то, имеет на это полное право, но Господи! ему все это действо омерзительно, и как же он прекрасен. С уходом Золтана вся пластика в этом театре перешла к нему. Это просто великолепно, и я вживую увидела, как он эти двухметровые шпалы задирает выше носа! А сцена с «замедлением» на балу просто превратилась в его хореографический бенефис. И конечно же он ни разу не улыбнулся, ни разу, ни намека. Канооон!
Не знаю, кто был этот Меркуцио, и знать не хочу. Некий Bálint Ádám. Мне было больно. Там не было ни одной секунды попадания. Начнем с очевидного – он плохо двигается, лучше всех из королей двигается Ромео (и на этом моменте шутка про неожиданность), но о нем попозже. Я могу простить пластику, не всем же быть Берецки (никому, по крайней мере, еще не удавалось), в конце концов, но тут просто отсутствовал персонаж. Да, я не могу не сравнивать, но у Золтана все становится очевидно еще до того, как его по имени первый раз называют, до того, чтобы открыть рот, еще далеко. Он неоспоримый лидер, он настолько яркий, что аж глазам больно, к нему так и тянет, то есть не только меня – пока она на сцене, вокруг него концентрируется действо, с его смертью все разваливается, и именно он вносит это ощущение трагической обреченности, потому что он про-ти-во-ре-чив. Синхаз всегда отличался красивыми смертями, в РиДже их аж три, но это же просто вау. Ему как персонажу даже отдельной арии не надо для раскрытия (для сравнения у Тибальта их 2).
Фуфф, занесло.
А этому недоразумению я от всей души желала скорейшей смерти, даже если это означало, что Сильвестра я тоже до поклонов больше не увижу.
Ну потому что они плюют мне в душу! Не Сильвестр.
Из хорошего, из о-о-очень хорошего. Не знаю, кто такой этот Kocsis Dénes, но он был великолепен. Играть Ромео после Аттилы... Кстати об Аттиле. Сегодня я не успела толком выйти из отеля, как уже чуть не врезалась в рекламный столб с его именем. Он здесь везде просто! Так вот. По масштабу... в прямом смысле, это просто полная его противоположность. Но если закрыть глаза, это просто магия какая-то, разница в тембрах едва ощутима. Разве что наверху Miert faj – дотягивает – но это не то. Но закрывать глаза не нужно, потому что при этом он еще и замечательно играет! Я критично отношусь к людям, которые внешне напоминают мне Эндрю Гарфилда, извините, но здесь результат просто невероятный. При том, что я заведомо была настроена разочароваться. Его Ромео более Ромео, весь тонкий-звонкий-подвижный... Ну и как бы прима Жужи смотрится рядом с ним нууу как бы... Жужи это вообще нечто. Мне прям даже захотелось перелистать ее Ребекку, чтобы посмотреть, как ее терпит Сильвестр, ведь она никого не слышит, даже себя, по-моему, не говоря уже о партнере. Я понимаю, что этот звездеж уже давно, и, наверное, подражать Доре она тоже давно перестала, ну и зря. С Дорой у меня сложные отношения, я воспринимаю ее только в этой роли и хорошей актрисой не считаю, но ее Джульетта в синхазовской постановке – мой канон, не убавить, не прибавить, я ее люблю, но и – странно сказать – ее Джульетта – при том, что это Дора – трогательна. Спасибо Жужи за то, что еще раз меня в этом убедила. Жужина Юлия любовь принимает как подношение. У нее на балконе ни тени сомнения не пробегает, ни волнения, ни радости особой – ничего. Жужи умеет только орать.
Но! Заревела я внезапно на Angyal, и благодаря ей. Она была хороша и практически не смазала впечатление на A méreg (из чего следует, что с этими замашками примадонны ей идет только то, где нет партнера). Но окончательно меня пробрало на том моменте, когда Лилла закричала о том, что ее Юлия мертва.
А теперь внимание! Я видела живую Лиллу Поляк в паре метров от себя. Это просто богиня, она не стареет, не меняется, она просто совершенство, женщина моей мечты – и именно поэтому ей НЕ ИДУТ комедийные роли. Это было забавно. 
Hahaha! и Szeme tűzben ég идут друг на другом, и если первая сцена целиком и полностью мимо (это вот как если представить ее образ из Моцарта в подобном контекста, в общем-то, так оно и есть), то вторая просто невероятна, он в конце еще такую трель выдает, что можно продать ей душу. Но Эрика Нарай в этой роли однозначно убедительнее, это просто ее роль. А Лилла прекрасно поет, просто прекрасно, но – не то. На Hogy mondjam el, кстати, могли бы и включить ей погромче микрофон, а то соло не было.
Ее дуэт Szomor György просто идеален. Первый раз его вижу, но он нисколько не проигрывает Томашу, разве что в первом монологе немного. Так что Лоренц барат получился.
Николетт в роли леди Капулетти ни-ка-ка-я. Она очень красивая, конечно. Каааак же я хотела увидеть Кото, пока сидела там. Можно, конечно, грустить по тому, что сбыться не может, но смысл? И так понятно, что Золтана сюда не вернешь, но увидеть Кото в этой роли гипотетически шанс есть. В общем, оставили меня без химии между Тибальтом и леди Капулетти, при том, что все моменты на месте и Сильвестр молодец. Просто ее нет и все. И с леди Монтекки химии тоже нет лол. Не знаю, кто была она, ну у нее не было ни декольте, ни шпагата Оттилии, а в целом норм. Герцог мне был фиолетов, Парис глазастый как Кирюхин, очень хорошо вокально вписался в написанную для Жолта партию, в целом плюс. Бессменный папа Капулетти любовь.
Бенволио – Gömöri András Máté. Поначалу радовал, не копирует МАЖа, что большой плюс, легкий и непосредственный, довольно неплохо двигается, но... Абсолютно слил свою арию, реплику Ромео кинул очень хреново, так что просто абсолютный восторг от того, как последний ее принял и отыграл. Без нормальной подачи так прыгнул к финалу, что меня аж пробрало. А дальше начался смех, потому что, во-первых, Парис как-то задел Юлин гроб, что я аж испугалась, что Жужи сейчас перевернется, потому что конструкция опасно закачалась. Потом всю репризу Miert faj бедный пацан еле тащил Жужи до виселицы и отчаянно старался петь, а я старалась не ржать. А у нее еще забавно раскачивались ноги. Плюс прыгнул он в итоге по музыке как-то непривычно и криво, на мой взгляд.
Потом ситуация повторилась, когда Лоренцо стаскивал Жужи обратно. Я не хочу рассуждать о том, сколько она весит, я в целом, мне кажется, была бы рада, если бы вместо нее нам показали ее сестру, например, хотя Бернадетт тоже на любителя. В общем, в финале я не ревела.
Я вообще была относительно спокойна. Могу сказать, что Синхаз, внезапно, не больше нашей московской Оперетты.
О! И сенсация! У меня чуть глаза из орбит не вылезли, когда я внезапно поняла, что не ошиблась и на сцене Годо! Она уже не в первых рядах и, как мне показалось, страшно счастлива была в принципе не сцене оказаться, давно не видела такой «отдачи». В общем, если честно, я тоже была ей рада. Это было мило. И глупо. Но мило.

Как же я счастлива, а. У меня уже голова раскалывается и слипаются глаза, не помню, что я еще хотела добавить, тут вот поклоны, обожаю мюзикловые поклоны с индивидуальными выходами, свет, конечно, удачный, но в конце всех (Сильвестра) видно.
Кстати, венгры как-то по особому хлопают, как показали два дня опыта – очень слаженно, чередуя ритм, прям почти северокорейские болельщицы, так что всем аплодисментов додают, в конце они еще все по очереди вылезали в традиционную синхазовскую дверь, но вместе не выходили.
Вспомню что еще – допишу. Кто дожил до конца, смотрите РиДж, у нас к нему шикарные субтитры. Спасибо Синхазу за английские, но мне они не нужны, я знаю мюзикл наизусть, а вот вчера была подстава. Книгу я тоже знаю почти наизусть, но кто ж знал, что будет самодеятельность.

В общем, я не знаю, о чем мне еще мечтать. Если о несбыточном, то я все еще хочу на первый состав в 2005 и на 10-летие. Пойду теперь позалипаю на Берецки.
Программу по городу выполнила, мечты исполнены, завтра можно с чистой совестью идти в музей. Это глупо, но после таких моментов мне кажется, как будто все возможно.

Видео с поклонов в инстаграме в 3 постах
instagram.com/p/BfUSmmblgup/
instagram.com/p/BfUS9eoFP1G/
instagram.com/p/BfUTPWdFlT2/

@темы: О любви, Этот маленький мир

01:24 

I grow. I care.
Вот пройдет еще 33 часа, и я сяду в автобус, который снова отвезет меня в серый и ветреный Берлин, как же я его люблю. За короткий день (но длиннее, чем мой обычный последнее время) я попытаюсь успеть перехватить кофе на Потсдамерплатц, обязательно, обязательно увидеть Александрплатц, у меня какая-то обсессия по отношению к телебашне, и рассказать все, что успело со мной произойти за последний месяц. Как в последний раз! Как же я его люблю. Я люблю его больше Москвы; что за метаморфозы. Обязательно включу Боуи перед тем, как будем проезжать Нойекёльн. Вечером будем готовить блины на большой тусклой кухне. Пишу все это сейчас, потому что знаю, что иначе это чувство затрется другими, более яркими эмоциями.

А 16 ни свет ни заря я поеду в аэропорт и улечу на 3 дня в Будапешт — исполнять мечты — одна. Забавная история: вся поездка выстроилась вокруг единственного оставшегося на сайте билета на "Коллекционера" с Золтаном Берецки в Централ Синхазе. Забавная штука — импульс. Двадцать минут нервного ожидания собственного же решения.
Потихоньку отправила уже отправила себя в дорогу: сижу в библиотеке над французскими переводами, пытаюсь вместить будапештские достопримечательности в световой день, слушаю Холзи, потихоньку и незаметно скатываюсь в ощущение лета, так скучаю по всем (что почему-то кажется несвойственным последнему полугодию), так много всего чувствую.

Сегодня малодушно пряталась дома от всего, что успела сделать вчера (что успела-то? если ничего особенного не произошло), думала, что вечером мне некуда будет себя деть. Купила билет в Будапештскую Оперу, раз уж с Опереттой не сложилось. Подумала и купила еще нам с Ангелиной билеты в Венскую Оперу — глупо пойти в Будапеште и не пойти там. Впрочем, ничего особенного не произошло. Произошло то, что я считала для себя несвойственным, но на самом деле это просто был этап развития, который логически должен был быть преодолен раньше. Но на самом деле для меня сейчас — самое время. Поговорю, окончательно успокоюсь, пройдет.

19 встречусь с Ангелиной в Вене. Вену я не планирую, в Вене я буду не одна. Не нужно будет искать себя, не нужно будет так остро чувствовать, как выстраиваются отношения с городом, себя в нем; в Вену я всегда хотела, но никогда не мечтала попасть. Забавно — перехотела в Будапешт и попаду, все как всегда, нужно лишь перестать хотеть.

Почему-то кажется, что вряд ли он станет любимее Берлина.
Хочется почему-то вернуться в Прагу, посмотреть ее по-настоящему, чтобы опять только начинался ноябрь, чтобы этот город был самым осенним, самым керпичнокрышным в мире, чтобы не нужно было возвращаться домой меньше, чем через две недели, чтобы заранее знать, какими родными все станут, чтобы поцеловать того, кого надо (и не надо) заранее, чтобы чувствовать себя собой, а не одними наблюдающими за всеми глазами, чтобы сессия вот так вот не нависала. А потом сразу следующее лето — для разнообразия.

@темы: О любви, Этот маленький мир, Чувство времени

La commode

главная