Записи с темой: о любви (список заголовков)
03:27 

I grow. I care.
Продублирую сюда пост из инстаграма.

Те, кто слышал историю про планирование всей этой поездки в Будапешт, знают, что все началось в тот момент, когда, сидя на паре, я внезапно обнаружила, что дрожащими руками добавляю в корзину единственный оставшийся в наличии билет на вчерашнего «Коллекционера» с Золтаном Берецки в Сентрал Синхазе. Не секрет, что это уже что-то вроде моей настольной книги (не хочу сейчас вдаваться в подробности, и так много эмоций), и не секрет, что этой моей любви с первого взгляда уже около четырех лет, кажется. Сайт был на венгерском, я была в Германии, моя симка, на которую пришел код для списание денег с карточки, лежала в общаге, и разделяли нас еще 2/3 сдвоенной пары, то есть часа 2, которые я потратила на то, чтобы по истечении 20 минут каждый раз добавлять билет обратно в корзину. Кстати, еще минут 10 надо ждать, когда он снова появится на сайте. В общем, сейчас я в Будапеште. При этом на сайте Опереттсинхаза был полный солд-аут, и думаю, лишним будет добавить, что я обновляла его с завидной регулярностью, хотя бы потому что по приезде я каким-то образом оказалась в нем раньше, чем в своем номере в отеле. В общем, мне сказали попробовать прийти за полчаса до спектакля – с таким видом, что надеяться как бы вроде и нечего было.
Кстати, планируя кое-как все эти приключения, я заодно купила билет на сегодняшний вечер в Оперу.
Те, кому не посчастливилось достаточно близко со мной познакомиться, знают, что на определенном этапе отношений случается нечто в виде «А ты не хочешь посмотреть со мной РиДж? А давай я тебе скину? А ты уже посмотрел_а? Ну вот давай одну песенку?» и т.д.
Так что тот факт, что он идет не когда-нибудь, а вот именно тогда, когда я совсем рядом, с того момента, когда я вчера пришла домой и прооралась в подушку от впечатлений, окончательно определил вектор моих мыслей. И как бы это был грустный вектор. (Про вчерашнее я все-таки рассказывать не буду, сори, это слишком личное)
Так вот, сегодня должна была быть Опера. Не знаю, о чем я думала, Опера и опера, я вроде правильно вводила адрес, но вышло что-то не то, когда дверь не поддалась и оказалось, что мне не показалось, что окна темные. А «то» было в получасе от меня (и так понятно, что я не прихожу заранее). А Оперетта была в 4 минутах от меня (по тому же любимому навигатору) – на деле меньше. И видимо я была не настолько неадекватна, что даже смогла выбить у билетерши не балкон («самое недорогое, берите»), а на 4 ряд партера – для сравнения, даже на Золтана я смотрела с 5го!
Я опущу эмоции, все и так понятно.
Я просто хочу сказать, что, во-первых, я попала на Сильвестра. Я полезла, как всегда это бывает, в нашу переписку с @ за сентябрь 2014, чтобы убедиться – все началось с Сильвестра, которого она мне прислала, ну и как бы... Раз уж я наконец перешла к касту, то все, продолжим, и конца этому посту не будет. Сильвестр за 13 с лишним лет эту роль, видимо, возненавидел и, в общем-то, имеет на это полное право, но Господи! ему все это действо омерзительно, и как же он прекрасен. С уходом Золтана вся пластика в этом театре перешла к нему. Это просто великолепно, и я вживую увидела, как он эти двухметровые шпалы задирает выше носа! А сцена с «замедлением» на балу просто превратилась в его хореографический бенефис. И конечно же он ни разу не улыбнулся, ни разу, ни намека. Канооон!
Не знаю, кто был этот Меркуцио, и знать не хочу. Некий Bálint Ádám. Мне было больно. Там не было ни одной секунды попадания. Начнем с очевидного – он плохо двигается, лучше всех из королей двигается Ромео (и на этом моменте шутка про неожиданность), но о нем попозже. Я могу простить пластику, не всем же быть Берецки (никому, по крайней мере, еще не удавалось), в конце концов, но тут просто отсутствовал персонаж. Да, я не могу не сравнивать, но у Золтана все становится очевидно еще до того, как его по имени первый раз называют, до того, чтобы открыть рот, еще далеко. Он неоспоримый лидер, он настолько яркий, что аж глазам больно, к нему так и тянет, то есть не только меня – пока она на сцене, вокруг него концентрируется действо, с его смертью все разваливается, и именно он вносит это ощущение трагической обреченности, потому что он про-ти-во-ре-чив. Синхаз всегда отличался красивыми смертями, в РиДже их аж три, но это же просто вау. Ему как персонажу даже отдельной арии не надо для раскрытия (для сравнения у Тибальта их 2).
Фуфф, занесло.
А этому недоразумению я от всей души желала скорейшей смерти, даже если это означало, что Сильвестра я тоже до поклонов больше не увижу.
Ну потому что они плюют мне в душу! Не Сильвестр.
Из хорошего, из о-о-очень хорошего. Не знаю, кто такой этот Kocsis Dénes, но он был великолепен. Играть Ромео после Аттилы... Кстати об Аттиле. Сегодня я не успела толком выйти из отеля, как уже чуть не врезалась в рекламный столб с его именем. Он здесь везде просто! Так вот. По масштабу... в прямом смысле, это просто полная его противоположность. Но если закрыть глаза, это просто магия какая-то, разница в тембрах едва ощутима. Разве что наверху Miert faj – дотягивает – но это не то. Но закрывать глаза не нужно, потому что при этом он еще и замечательно играет! Я критично отношусь к людям, которые внешне напоминают мне Эндрю Гарфилда, извините, но здесь результат просто невероятный. При том, что я заведомо была настроена разочароваться. Его Ромео более Ромео, весь тонкий-звонкий-подвижный... Ну и как бы прима Жужи смотрится рядом с ним нууу как бы... Жужи это вообще нечто. Мне прям даже захотелось перелистать ее Ребекку, чтобы посмотреть, как ее терпит Сильвестр, ведь она никого не слышит, даже себя, по-моему, не говоря уже о партнере. Я понимаю, что этот звездеж уже давно, и, наверное, подражать Доре она тоже давно перестала, ну и зря. С Дорой у меня сложные отношения, я воспринимаю ее только в этой роли и хорошей актрисой не считаю, но ее Джульетта в синхазовской постановке – мой канон, не убавить, не прибавить, я ее люблю, но и – странно сказать – ее Джульетта – при том, что это Дора – трогательна. Спасибо Жужи за то, что еще раз меня в этом убедила. Жужина Юлия любовь принимает как подношение. У нее на балконе ни тени сомнения не пробегает, ни волнения, ни радости особой – ничего. Жужи умеет только орать.
Но! Заревела я внезапно на Angyal, и благодаря ей. Она была хороша и практически не смазала впечатление на A méreg (из чего следует, что с этими замашками примадонны ей идет только то, где нет партнера). Но окончательно меня пробрало на том моменте, когда Лилла закричала о том, что ее Юлия мертва.
А теперь внимание! Я видела живую Лиллу Поляк в паре метров от себя. Это просто богиня, она не стареет, не меняется, она просто совершенство, женщина моей мечты – и именно поэтому ей НЕ ИДУТ комедийные роли. Это было забавно. 
Hahaha! и Szeme tűzben ég идут друг на другом, и если первая сцена целиком и полностью мимо (это вот как если представить ее образ из Моцарта в подобном контекста, в общем-то, так оно и есть), то вторая просто невероятна, он в конце еще такую трель выдает, что можно продать ей душу. Но Эрика Нарай в этой роли однозначно убедительнее, это просто ее роль. А Лилла прекрасно поет, просто прекрасно, но – не то. На Hogy mondjam el, кстати, могли бы и включить ей погромче микрофон, а то соло не было.
Ее дуэт Szomor György просто идеален. Первый раз его вижу, но он нисколько не проигрывает Томашу, разве что в первом монологе немного. Так что Лоренц барат получился.
Николетт в роли леди Капулетти ни-ка-ка-я. Она очень красивая, конечно. Каааак же я хотела увидеть Кото, пока сидела там. Можно, конечно, грустить по тому, что сбыться не может, но смысл? И так понятно, что Золтана сюда не вернешь, но увидеть Кото в этой роли гипотетически шанс есть. В общем, оставили меня без химии между Тибальтом и леди Капулетти, при том, что все моменты на месте и Сильвестр молодец. Просто ее нет и все. И с леди Монтекки химии тоже нет лол. Не знаю, кто была она, ну у нее не было ни декольте, ни шпагата Оттилии, а в целом норм. Герцог мне был фиолетов, Парис глазастый как Кирюхин, очень хорошо вокально вписался в написанную для Жолта партию, в целом плюс. Бессменный папа Капулетти любовь.
Бенволио – Gömöri András Máté. Поначалу радовал, не копирует МАЖа, что большой плюс, легкий и непосредственный, довольно неплохо двигается, но... Абсолютно слил свою арию, реплику Ромео кинул очень хреново, так что просто абсолютный восторг от того, как последний ее принял и отыграл. Без нормальной подачи так прыгнул к финалу, что меня аж пробрало. А дальше начался смех, потому что, во-первых, Парис как-то задел Юлин гроб, что я аж испугалась, что Жужи сейчас перевернется, потому что конструкция опасно закачалась. Потом всю репризу Miert faj бедный пацан еле тащил Жужи до виселицы и отчаянно старался петь, а я старалась не ржать. А у нее еще забавно раскачивались ноги. Плюс прыгнул он в итоге по музыке как-то непривычно и криво, на мой взгляд.
Потом ситуация повторилась, когда Лоренцо стаскивал Жужи обратно. Я не хочу рассуждать о том, сколько она весит, я в целом, мне кажется, была бы рада, если бы вместо нее нам показали ее сестру, например, хотя Бернадетт тоже на любителя. В общем, в финале я не ревела.
Я вообще была относительно спокойна. Могу сказать, что Синхаз, внезапно, не больше нашей московской Оперетты.
О! И сенсация! У меня чуть глаза из орбит не вылезли, когда я внезапно поняла, что не ошиблась и на сцене Годо! Она уже не в первых рядах и, как мне показалось, страшно счастлива была в принципе не сцене оказаться, давно не видела такой «отдачи». В общем, если честно, я тоже была ей рада. Это было мило. И глупо. Но мило.

Как же я счастлива, а. У меня уже голова раскалывается и слипаются глаза, не помню, что я еще хотела добавить, тут вот поклоны, обожаю мюзикловые поклоны с индивидуальными выходами, свет, конечно, удачный, но в конце всех (Сильвестра) видно.
Кстати, венгры как-то по особому хлопают, как показали два дня опыта – очень слаженно, чередуя ритм, прям почти северокорейские болельщицы, так что всем аплодисментов додают, в конце они еще все по очереди вылезали в традиционную синхазовскую дверь, но вместе не выходили.
Вспомню что еще – допишу. Кто дожил до конца, смотрите РиДж, у нас к нему шикарные субтитры. Спасибо Синхазу за английские, но мне они не нужны, я знаю мюзикл наизусть, а вот вчера была подстава. Книгу я тоже знаю почти наизусть, но кто ж знал, что будет самодеятельность.

В общем, я не знаю, о чем мне еще мечтать. Если о несбыточном, то я все еще хочу на первый состав в 2005 и на 10-летие. Пойду теперь позалипаю на Берецки.
Программу по городу выполнила, мечты исполнены, завтра можно с чистой совестью идти в музей. Это глупо, но после таких моментов мне кажется, как будто все возможно.

Видео с поклонов в инстаграме в 3 постах
instagram.com/p/BfUSmmblgup/
instagram.com/p/BfUS9eoFP1G/
instagram.com/p/BfUTPWdFlT2/

@темы: О любви, Этот маленький мир

01:24 

I grow. I care.
Вот пройдет еще 33 часа, и я сяду в автобус, который снова отвезет меня в серый и ветреный Берлин, как же я его люблю. За короткий день (но длиннее, чем мой обычный последнее время) я попытаюсь успеть перехватить кофе на Потсдамерплатц, обязательно, обязательно увидеть Александрплатц, у меня какая-то обсессия по отношению к телебашне, и рассказать все, что успело со мной произойти за последний месяц. Как в последний раз! Как же я его люблю. Я люблю его больше Москвы; что за метаморфозы. Обязательно включу Боуи перед тем, как будем проезжать Нойекёльн. Вечером будем готовить блины на большой тусклой кухне. Пишу все это сейчас, потому что знаю, что иначе это чувство затрется другими, более яркими эмоциями.

А 16 ни свет ни заря я поеду в аэропорт и улечу на 3 дня в Будапешт — исполнять мечты — одна. Забавная история: вся поездка выстроилась вокруг единственного оставшегося на сайте билета на "Коллекционера" с Золтаном Берецки в Централ Синхазе. Забавная штука — импульс. Двадцать минут нервного ожидания собственного же решения.
Потихоньку отправила уже отправила себя в дорогу: сижу в библиотеке над французскими переводами, пытаюсь вместить будапештские достопримечательности в световой день, слушаю Холзи, потихоньку и незаметно скатываюсь в ощущение лета, так скучаю по всем (что почему-то кажется несвойственным последнему полугодию), так много всего чувствую.

Сегодня малодушно пряталась дома от всего, что успела сделать вчера (что успела-то? если ничего особенного не произошло), думала, что вечером мне некуда будет себя деть. Купила билет в Будапештскую Оперу, раз уж с Опереттой не сложилось. Подумала и купила еще нам с Ангелиной билеты в Венскую Оперу — глупо пойти в Будапеште и не пойти там. Впрочем, ничего особенного не произошло. Произошло то, что я считала для себя несвойственным, но на самом деле это просто был этап развития, который логически должен был быть преодолен раньше. Но на самом деле для меня сейчас — самое время. Поговорю, окончательно успокоюсь, пройдет.

19 встречусь с Ангелиной в Вене. Вену я не планирую, в Вене я буду не одна. Не нужно будет искать себя, не нужно будет так остро чувствовать, как выстраиваются отношения с городом, себя в нем; в Вену я всегда хотела, но никогда не мечтала попасть. Забавно — перехотела в Будапешт и попаду, все как всегда, нужно лишь перестать хотеть.

Почему-то кажется, что вряд ли он станет любимее Берлина.
Хочется почему-то вернуться в Прагу, посмотреть ее по-настоящему, чтобы опять только начинался ноябрь, чтобы этот город был самым осенним, самым керпичнокрышным в мире, чтобы не нужно было возвращаться домой меньше, чем через две недели, чтобы заранее знать, какими родными все станут, чтобы поцеловать того, кого надо (и не надо) заранее, чтобы чувствовать себя собой, а не одними наблюдающими за всеми глазами, чтобы сессия вот так вот не нависала. А потом сразу следующее лето — для разнообразия.

@темы: О любви, Этот маленький мир, Чувство времени

17:27 

I grow. I care.
Только что я сделала этот мир своё настроение и эту гребанную практику немножко лучше — показала людям венгроРиДж. Если вы что-то значите в моей жизни и я общаюсь с вами за интересы, то уже полтора года избежать этой участи практически невозможно. Пожалуй, лучше мюзикла я не видела и едва ли увижу, так что количество тех, с кем я "обязательно еду в Будапешт" неуклонно растёт.
Не знаю, что сподвигло меня писать об этом мюзикле в тот момент, когда все те нюансы, которые разглядываются при последующих просмотрах, раз за разом дополняющие восприятие сюжета и персонажей, особенно персонажей, настолько глубоко укоренились в моем сознании, что я могу перечислить их не глядя по одной звуковой дорожке или даже без неё.
Собственно, я всегда пишу сюда слишком поздно и — опосредованно, так что три моих похода на Монте-Кристо этой зимой, откуда я несла столько эмоций, до написания не дожили, а потом отношение обросло пофигизмом и этаким презрением.



Romeo es Julia, венгерский мюзикл, MUST SEE

Потому что это живее моей жизни, потому что эстетическая дистанция даёт сбой и я не могу смотреть на них без поклонов, чтобы видеть, что они снова живы. Потому что у всех у них своей смысл, свой правильный, потому что настоящий смысл, потому что они не рассказывают историю, они её суть. Потому что они не хотят умирать, в конце концов, и в них есть та судорожность, с которой следует вцепляться в жизнь, потому что земля горит под ногами.

Я всё сказала. Всю банальщину, что сразу приходит в голову.

P.S: если бы у меня была машина времени, не раздумывая отправилась бы в 2005 смотреть-смотреть-смотреть на первый состав, а потом ещё в 2015 на 10-летие, вот так заклинило меня х)

@темы: О любви

18:43 

I grow. I care.
Ладно, можно я не буду комментировать периодичность собственных постов?)
Я уже почти отчаялась взяться за ум и делать что-то регулярно и сразу, не оттягивая, хотя все еще свято верю, что жизнь меня заставит, – я же, в конце концов, верю, что есть в этом (делать все вовремя) особая прелесть, мне не подвластная. Эх.

Новая жизнь – я ее люблю – она заставляет меня двигаться вперед – день за днем. Это тяжело, но тяжело иначе, с какой-то эмоциональной дистанцированностью, – меня ничто не мучает, это так прекрасно. Разве что собственные какие-то качества в мешающих проявлениях. Отношения скользящие по внешнему (не скользкие и не выскальзывающие, ура). Тяжело и прекрасно от ощущения, что я вижу ориентиры, а это гораздо сложнее – стремиться к конкретному, а не гипотетическому.

Филфак предельно эстетичен, хотя я и не любуюсь людьми, окружающими меня, за некоторыми исключениями, – не получается, а жаль. Этого даже чуть-чуть не хватает, хотя никогда и не было. Но атмосферность удивительна, аж до того, что эта осень не снесла мне крышу. Ну, пожалуй, пара дней была, но это же так мало, так мало – достаточно вспомнить последние лет пять с их в этом деле регулярностью... Просто этой осенью не надо было ни у кому и никуда возвращаться. Внезапно – прекрасно, но и летней рефлексии не жалко. Не знаю... Вечная своевременность всего вызывает странные мысли, хотя своевременность – это личное восприятие, не объективность.

Меня настиг ГП, мороуе, Драмиона (почти 13 лет, почему бы и нет). Ну да, все потому что в 8 лет я посмотрела без малого два фильма и продолжать не стала – не хочется мне рассказывать о причинах сейчас – не так важно, как факт. Факт-то тоже, надо сказать не особо важен... Так что этой части детства у меня не было (зато Нарния была! у меня детство в Нарнии прошло). А сейчас это в первую очередь эстетика. Сейчас почти все в первую очередь эстетика. От этого даже немного страшно; но совсем чуть-чуть.

Мне так хорошо, что не до конкретики, потому что хорошо на уровне обобщения (интересно, дойду я на самом деле когда-нибудь до конкретики настолько, что начну о ней писать?.. столько аспектов, требующих работы над собой). Почитала описаньки. Рейвенкло - идеально мой факультет. Надо сказать, филфак тоже))

Первую половину поста писала на введении в немецкую филологию, в залитые солнцем и теплом 15.30, дописываю на остановке еле двигавшимся пальцем, на который не хочет реагировать сенсор – темно и вечерне, я несу в себе лекцию по философии, боясь рас плескать до дома, аж наушники вставлять в уши нельзя.

Последнее время очень боюсь фальши – брезгливо избегаю, потому что от нее тошнит. Боюсь, потому что ужасно не хочу, чтобы хоть где-то во мне она промелькнула. Только бы ее не порождать. В фальши – пошлость.

Я столько всего могу сказать миру – и не могу, как будто еще не умею. Не столько говорить, сколько делать. Потому что то "сказать", которое я мечтаю воплотить, – действие.

Рейвенкло и Драмиону всем)



@темы: Чувство времени, Филологическое, Повседневное, О любви

13:21 

50 прекрасных женщин

I grow. I care.
Вивьен Ли

Дора Синетар

Вера Комиссаржевская

Лара Пулвер

Анаис Дельва

Марион Котийар

Клэр Фой

Аннемике Ван Дам

Эмма Уотсон

Одиннадцатая
Иман
Чуть больше, чем за месяц, она стала для меня особенной.

запись создана: 16.07.2015 в 21:44

@темы: Les femmes, О любви

02:06 

Цветаева (50 прекрасных женщин)

I grow. I care.
Флешмоб "50 любимых/красивых прекрасных (хочу так) женщин", утащенный у Maurimau, пожалуй, начну немного необычно.
А именно - расскажу о своей долгой и непростой любви.
Так - конечно, больше не будет, потому что это совсем об особенном - неформат, скажем так.

Первая
Недавно один человек, чьё мнение значит для меня несравнимо много, сказал: "Понизь Мариночку". Хотя я мало успела рассказать о своём к ней отношении. И в этом - удивительное понимание того, как всё обстоит на самом деле.

Всё началось, когда мне было лет 12 или 13, - сначала я её услышала (в чужом исполнении, в студии слова, на каком-то из концертов - до сих пор жалею, что не мне дали её читать - хоть что-нибудь!), а потом пошла и купила. В общем-то, пусть довольно поздно, но Цветаева стала моей первой самостоятельно купленной книгой (как я была горда). А название - "Душа, не знающая меры" - удивительно точно.
На последний день рождения неожиданно получила настоящий сюрприз - первое в моей жизни идеальное попадание - её интимный дневник/"Пишу на своём чердаке" - какой, како-о-ой!:heart:
Знаете, бывает странное, если анализировать, ощущение, когда дышишь книгой и гладишь книгу (когда гладишь, понимаешь, что дышишь). Потому что шрифт прекрасный, бумага прекрасная, формат, ощущение книги в руках, дизайн, обложка - "!!". И слова, позволяющие мне не со всем соглашаться, предлагающие вчитаться и, вчитываясь, принимать, потому что субъективность - штука процессионная, осознается (или познается), когда пытаешься понять.
И читая, я наконец сформулировала для себя реальное положение дел.
На самом деле - никогда так не осознавала этого - у Цветаевой в моей жизни совершенно необычное для уже несуществующего человека положение. Не только потому что благодаря ей я постепенно стала принимать ранее неприемлемые для себя вещи, не только из-за расширения границ (что естественно - взросление), не только потому что я люблю её так долго. Кстати, об этом, стадии: восторг, настороженность, отрицание, непонимание, сравнение, проецирование на себя (прошлым летом, например), разграничение с собой, полупрезрение, снисходительность, уважение - я прошла. А потом поняла, что это похоже на зацикленность, потому что на поверхность вышла и моя творческая несамостоятельность. Так уж получилось, что Цветаевская поэзия не просто вызывала у меня восторг - она меня вдохновляла. И да, ничего плохого вроде бы, даже наоборот, и это всё вполне естественно. Но. Но.
Испытывая влияние, не сразу понимаешь, что творческое вдохновение может быть вторично. Потому что вдохновение от произведения - это органично, а вдохновение от определённого автора - и в значительной степени только от него - творческая несамостоятельность, или вторичность творчества, как потом начинает казаться, или что-то вроде этого, потому что, размышляя об этом, можно дойти до паранойи. Нельзя ограничиваться яркостью чужого восприятия, потому что при слабой воле на этом невольно замыкаешься, подсаживаешься - и это становится естественным.
Тематическая близость, которая на меня ложится, - и та навевает на мысль, что она не столько собственная, сколько привившаяся, потому что любила долго. И это не из-за длительности, а из-за того, что настолько - только её. И не потому что не хотелось других, а потому что другие так не ложились (хотя, честно сказать, я сильно и не старалась).
И вот на деле: моя Москва - её, мои темы - её, моё поэтическое вдохновение - её, и обилие тире в этом тексте - тоже. Вот только она глубже, а я, по ощущениям, несамостоятельна.
В общем-то, я сгущаю краски, где-то на грани сознательности, потому что, обдумывая это в течение недели, постепенно начинаю отпускать. Надо как-то двигаться вперёд, а на осознании чего-то подобного это делать легче - обычно так бывает.
И вот сейчас я начинаю видеть в этом отрицательную сторону.
"Опасный автор"
И ещё, как сказал тот человек, цитируя кого-то: "Если девушка любит Цветаеву, будь с ней осторожен".

Это чувство, что надо торопиться и расширяться; торопиться, чтобы расширяться, торопиться расширяться; - моя эмоциональность стоит на фиксированных столпах (она один из них, особенно в выражении) - ограниченном круге. Вперед меня двигают обстоятельства и время. А в пространстве - вширь, - что требует самостоятельности, я почти не двигаюсь, не расту. Шажок, и стопорюсь - так надолго! Безболезненного расширения границ личности не существует - хоть как-то, но оно ощущается. Но шаги делать надо, потому что чувство остановки противно. А нет движения без отрицания нынешнего положения.

В этом я почему-то вижу какой-то отклик на мой несформулированный вопрос о сообразности вдохновения от.
читать дальше

А вот это любимое, наверное.

читать дальше

Ну и напоследок. Я почему-то не люблю её фотографии (за взгляд). Почему-то они ясно говорят мне о конца, и в этом - в нём, пожалуй, всё тяжесть моей любви к ней. потому что, как я однажды написала, а потом поверила в это: произведение воспринимается по концу - это в нём первично. Конец жизни формирует представление о человеке, если его не застать.
А вот эту фотографию, пожалуй, люблю. Хотя всё равно хотела вставить тот сине-зелёный портрет, но пусть уж побудет так.

читать дальше



Кажется, что сказала совсем не то и не всё, но написать зреет уже больше двух недель - и перезрело. Может быть, по форме - о том, что отпускаю. Теперь бы утвердиться в этом.

@темы: Цветаева, Филологическое, Поэзия, О любви, Les femmes

La commode

главная