Все нерассказанное — непрерывно. Так, непокаянное убийство, например, — длится. То же о любви.
Флешмоб "50 любимых/красивых прекрасных (хочу так) женщин", утащенный у Maurimau, пожалуй, начну немного необычно.
А именно - расскажу о своей долгой и непростой любви.
Так - конечно, больше не будет, потому что это совсем об особенном - неформат, скажем так.

Первая
Недавно один человек, чьё мнение значит для меня несравнимо много, сказал: "Понизь Мариночку". Хотя я мало успела рассказать о своём к ней отношении. И в этом - удивительное понимание того, как всё обстоит на самом деле.

Всё началось, когда мне было лет 12 или 13, - сначала я её услышала (в чужом исполнении, в студии слова, на каком-то из концертов - до сих пор жалею, что не мне дали её читать - хоть что-нибудь!), а потом пошла и купила. В общем-то, пусть довольно поздно, но Цветаева стала моей первой самостоятельно купленной книгой (как я была горда). А название - "Душа, не знающая меры" - удивительно точно.
На последний день рождения неожиданно получила настоящий сюрприз - первое в моей жизни идеальное попадание - её интимный дневник/"Пишу на своём чердаке" - какой, како-о-ой!:heart:
Знаете, бывает странное, если анализировать, ощущение, когда дышишь книгой и гладишь книгу (когда гладишь, понимаешь, что дышишь). Потому что шрифт прекрасный, бумага прекрасная, формат, ощущение книги в руках, дизайн, обложка - "!!". И слова, позволяющие мне не со всем соглашаться, предлагающие вчитаться и, вчитываясь, принимать, потому что субъективность - штука процессионная, осознается (или познается), когда пытаешься понять.
И читая, я наконец сформулировала для себя реальное положение дел.
На самом деле - никогда так не осознавала этого - у Цветаевой в моей жизни совершенно необычное для уже несуществующего человека положение. Не только потому что благодаря ей я постепенно стала принимать ранее неприемлемые для себя вещи, не только из-за расширения границ (что естественно - взросление), не только потому что я люблю её так долго. Кстати, об этом, стадии: восторг, настороженность, отрицание, непонимание, сравнение, проецирование на себя (прошлым летом, например), разграничение с собой, полупрезрение, снисходительность, уважение - я прошла. А потом поняла, что это похоже на зацикленность, потому что на поверхность вышла и моя творческая несамостоятельность. Так уж получилось, что Цветаевская поэзия не просто вызывала у меня восторг - она меня вдохновляла. И да, ничего плохого вроде бы, даже наоборот, и это всё вполне естественно. Но. Но.
Испытывая влияние, не сразу понимаешь, что творческое вдохновение может быть вторично. Потому что вдохновение от произведения - это органично, а вдохновение от определённого автора - и в значительной степени только от него - творческая несамостоятельность, или вторичность творчества, как потом начинает казаться, или что-то вроде этого, потому что, размышляя об этом, можно дойти до паранойи. Нельзя ограничиваться яркостью чужого восприятия, потому что при слабой воле на этом невольно замыкаешься, подсаживаешься - и это становится естественным.
Тематическая близость, которая на меня ложится, - и та навевает на мысль, что она не столько собственная, сколько привившаяся, потому что любила долго. И это не из-за длительности, а из-за того, что настолько - только её. И не потому что не хотелось других, а потому что другие так не ложились (хотя, честно сказать, я сильно и не старалась).
И вот на деле: моя Москва - её, мои темы - её, моё поэтическое вдохновение - её, и обилие тире в этом тексте - тоже. Вот только она глубже, а я, по ощущениям, несамостоятельна.
В общем-то, я сгущаю краски, где-то на грани сознательности, потому что, обдумывая это в течение недели, постепенно начинаю отпускать. Надо как-то двигаться вперёд, а на осознании чего-то подобного это делать легче - обычно так бывает.
И вот сейчас я начинаю видеть в этом отрицательную сторону.
"Опасный автор"
И ещё, как сказал тот человек, цитируя кого-то: "Если девушка любит Цветаеву, будь с ней осторожен".

Это чувство, что надо торопиться и расширяться; торопиться, чтобы расширяться, торопиться расширяться; - моя эмоциональность стоит на фиксированных столпах (она один из них, особенно в выражении) - ограниченном круге. Вперед меня двигают обстоятельства и время. А в пространстве - вширь, - что требует самостоятельности, я почти не двигаюсь, не расту. Шажок, и стопорюсь - так надолго! Безболезненного расширения границ личности не существует - хоть как-то, но оно ощущается. Но шаги делать надо, потому что чувство остановки противно. А нет движения без отрицания нынешнего положения.

В этом я почему-то вижу какой-то отклик на мой несформулированный вопрос о сообразности вдохновения от.
читать дальше

А вот это любимое, наверное.

читать дальше

Ну и напоследок. Я почему-то не люблю её фотографии (за взгляд). Почему-то они ясно говорят мне о конца, и в этом - в нём, пожалуй, всё тяжесть моей любви к ней. потому что, как я однажды написала, а потом поверила в это: произведение воспринимается по концу - это в нём первично. Конец жизни формирует представление о человеке, если его не застать.
А вот эту фотографию, пожалуй, люблю. Хотя всё равно хотела вставить тот сине-зелёный портрет, но пусть уж побудет так.

читать дальше



Кажется, что сказала совсем не то и не всё, но написать зреет уже больше двух недель - и перезрело. Может быть, по форме - о том, что отпускаю. Теперь бы утвердиться в этом.

@темы: Цветаева, Филологическое, Поэзия, О любви, Les femmes