URL
22:31 

I grow. I care.
Не дожидаясь, когда дневник наконец уже отреагирует на мою сотую попытку загрузить фон, еще не обустроившись как следует, начну. Давно ждала.

Я здесь. Я создала комод.
Немножко грустно от расставания с прежним дневником: одно дело перестать вести, другое - бросить за ненадобностью. Там - почти детство, почти взросление, и именно поэтому сейчас хочется оставить это - там. И не то чтобы новый этап, просто для ощущения комфорта мне нужно, чтобы дневник мне так или иначе соответствовал. Тот я подзапустила, и соответствие осталось в прошлом, а дальше рвано, мало и только фандомно.
Помнится, в самом начале - а как пошло, так и потянулось - я пыталась поддерживать образ взрослого человека (что мне едва ли удавалось, разумеется) - комплекс возраста, все дела. На самом деле, это здорово мне мешало, поэтому здесь я точно этого делать не буду, тем более, что нынешним своим возрастом я наконец довольна)) Более того, здесь я хочу связать дайри со своей реальностью, потому что этого мне раньше определенно не хватало.

Я буду рада здесь всем, кто знал меня как Мадлен, Мод, Полиэтилен (и всем, кто не знал), потому что за всю мою 4.5-летнюю дайри-жизнь у меня на этой платформе было множество удивительных знакомств; надеюсь, не все связи порвались за время моего отсутствия.
Вот так, пожалуй, и начну. И пожелаю себе интересной жизни с этим дневником, чтобы он по-настоящему им стал для меня до той поры, когда мне снова вздумается уйти в закат...

02:06 

Цветаева (50 прекрасных женщин)

I grow. I care.
Флешмоб "50 любимых/красивых прекрасных (хочу так) женщин", утащенный у Maurimau, пожалуй, начну немного необычно.
А именно - расскажу о своей долгой и непростой любви.
Так - конечно, больше не будет, потому что это совсем об особенном - неформат, скажем так.

Первая
Недавно один человек, чьё мнение значит для меня несравнимо много, сказал: "Понизь Мариночку". Хотя я мало успела рассказать о своём к ней отношении. И в этом - удивительное понимание того, как всё обстоит на самом деле.

Всё началось, когда мне было лет 12 или 13, - сначала я её услышала (в чужом исполнении, в студии слова, на каком-то из концертов - до сих пор жалею, что не мне дали её читать - хоть что-нибудь!), а потом пошла и купила. В общем-то, пусть довольно поздно, но Цветаева стала моей первой самостоятельно купленной книгой (как я была горда). А название - "Душа, не знающая меры" - удивительно точно.
На последний день рождения неожиданно получила настоящий сюрприз - первое в моей жизни идеальное попадание - её интимный дневник/"Пишу на своём чердаке" - какой, како-о-ой!:heart:
Знаете, бывает странное, если анализировать, ощущение, когда дышишь книгой и гладишь книгу (когда гладишь, понимаешь, что дышишь). Потому что шрифт прекрасный, бумага прекрасная, формат, ощущение книги в руках, дизайн, обложка - "!!". И слова, позволяющие мне не со всем соглашаться, предлагающие вчитаться и, вчитываясь, принимать, потому что субъективность - штука процессионная, осознается (или познается), когда пытаешься понять.
И читая, я наконец сформулировала для себя реальное положение дел.
На самом деле - никогда так не осознавала этого - у Цветаевой в моей жизни совершенно необычное для уже несуществующего человека положение. Не только потому что благодаря ей я постепенно стала принимать ранее неприемлемые для себя вещи, не только из-за расширения границ (что естественно - взросление), не только потому что я люблю её так долго. Кстати, об этом, стадии: восторг, настороженность, отрицание, непонимание, сравнение, проецирование на себя (прошлым летом, например), разграничение с собой, полупрезрение, снисходительность, уважение - я прошла. А потом поняла, что это похоже на зацикленность, потому что на поверхность вышла и моя творческая несамостоятельность. Так уж получилось, что Цветаевская поэзия не просто вызывала у меня восторг - она меня вдохновляла. И да, ничего плохого вроде бы, даже наоборот, и это всё вполне естественно. Но. Но.
Испытывая влияние, не сразу понимаешь, что творческое вдохновение может быть вторично. Потому что вдохновение от произведения - это органично, а вдохновение от определённого автора - и в значительной степени только от него - творческая несамостоятельность, или вторичность творчества, как потом начинает казаться, или что-то вроде этого, потому что, размышляя об этом, можно дойти до паранойи. Нельзя ограничиваться яркостью чужого восприятия, потому что при слабой воле на этом невольно замыкаешься, подсаживаешься - и это становится естественным.
Тематическая близость, которая на меня ложится, - и та навевает на мысль, что она не столько собственная, сколько привившаяся, потому что любила долго. И это не из-за длительности, а из-за того, что настолько - только её. И не потому что не хотелось других, а потому что другие так не ложились (хотя, честно сказать, я сильно и не старалась).
И вот на деле: моя Москва - её, мои темы - её, моё поэтическое вдохновение - её, и обилие тире в этом тексте - тоже. Вот только она глубже, а я, по ощущениям, несамостоятельна.
В общем-то, я сгущаю краски, где-то на грани сознательности, потому что, обдумывая это в течение недели, постепенно начинаю отпускать. Надо как-то двигаться вперёд, а на осознании чего-то подобного это делать легче - обычно так бывает.
И вот сейчас я начинаю видеть в этом отрицательную сторону.
"Опасный автор"
И ещё, как сказал тот человек, цитируя кого-то: "Если девушка любит Цветаеву, будь с ней осторожен".

Это чувство, что надо торопиться и расширяться; торопиться, чтобы расширяться, торопиться расширяться; - моя эмоциональность стоит на фиксированных столпах (она один из них, особенно в выражении) - ограниченном круге. Вперед меня двигают обстоятельства и время. А в пространстве - вширь, - что требует самостоятельности, я почти не двигаюсь, не расту. Шажок, и стопорюсь - так надолго! Безболезненного расширения границ личности не существует - хоть как-то, но оно ощущается. Но шаги делать надо, потому что чувство остановки противно. А нет движения без отрицания нынешнего положения.

В этом я почему-то вижу какой-то отклик на мой несформулированный вопрос о сообразности вдохновения от.
читать дальше

А вот это любимое, наверное.

читать дальше

Ну и напоследок. Я почему-то не люблю её фотографии (за взгляд). Почему-то они ясно говорят мне о конца, и в этом - в нём, пожалуй, всё тяжесть моей любви к ней. потому что, как я однажды написала, а потом поверила в это: произведение воспринимается по концу - это в нём первично. Конец жизни формирует представление о человеке, если его не застать.
А вот эту фотографию, пожалуй, люблю. Хотя всё равно хотела вставить тот сине-зелёный портрет, но пусть уж побудет так.

читать дальше



Кажется, что сказала совсем не то и не всё, но написать зреет уже больше двух недель - и перезрело. Может быть, по форме - о том, что отпускаю. Теперь бы утвердиться в этом.

@темы: Цветаева, Филологическое, Поэзия, О любви, Les femmes

20:35 

I grow. I care.
Трикотажные воланы петунии ниспадают вьющимися гроздьями. Рябь ласточек над головой. Замирают по одной, распахнувшись, неправдоподобно надолго, а потом судорогой хлопанья крыльями снова оживают. Опьяняющее ощущение счастья. Темная, зрелая зелень деревьев. Сумерки, вдалеке, над эстакадой, провисают ватой тумана. Серо-голубое небо - теплое, и прохлада - уютная. Так хорошо. На десять минут пешком по Коломенскому - ни одна фотография не передаст...
Люблю холодное лето в городе, как и не лето вовсе.

@темы: Повседневное

13:21 

50 прекрасных женщин

I grow. I care.
Вивьен Ли

Дора Синетар

Вера Комиссаржевская

Лара Пулвер

Анаис Дельва

Марион Котийар

Клэр Фой

Аннемике Ван Дам

Эмма Уотсон

Одиннадцатая
Иман
Чуть больше, чем за месяц, она стала для меня особенной.

запись создана: 16.07.2015 в 21:44

@темы: Les femmes, О любви

18:43 

I grow. I care.
Ладно, можно я не буду комментировать периодичность собственных постов?)
Я уже почти отчаялась взяться за ум и делать что-то регулярно и сразу, не оттягивая, хотя все еще свято верю, что жизнь меня заставит, – я же, в конце концов, верю, что есть в этом (делать все вовремя) особая прелесть, мне не подвластная. Эх.

Новая жизнь – я ее люблю – она заставляет меня двигаться вперед – день за днем. Это тяжело, но тяжело иначе, с какой-то эмоциональной дистанцированностью, – меня ничто не мучает, это так прекрасно. Разве что собственные какие-то качества в мешающих проявлениях. Отношения скользящие по внешнему (не скользкие и не выскальзывающие, ура). Тяжело и прекрасно от ощущения, что я вижу ориентиры, а это гораздо сложнее – стремиться к конкретному, а не гипотетическому.

Филфак предельно эстетичен, хотя я и не любуюсь людьми, окружающими меня, за некоторыми исключениями, – не получается, а жаль. Этого даже чуть-чуть не хватает, хотя никогда и не было. Но атмосферность удивительна, аж до того, что эта осень не снесла мне крышу. Ну, пожалуй, пара дней была, но это же так мало, так мало – достаточно вспомнить последние лет пять с их в этом деле регулярностью... Просто этой осенью не надо было ни у кому и никуда возвращаться. Внезапно – прекрасно, но и летней рефлексии не жалко. Не знаю... Вечная своевременность всего вызывает странные мысли, хотя своевременность – это личное восприятие, не объективность.

Меня настиг ГП, мороуе, Драмиона (почти 13 лет, почему бы и нет). Ну да, все потому что в 8 лет я посмотрела без малого два фильма и продолжать не стала – не хочется мне рассказывать о причинах сейчас – не так важно, как факт. Факт-то тоже, надо сказать не особо важен... Так что этой части детства у меня не было (зато Нарния была! у меня детство в Нарнии прошло). А сейчас это в первую очередь эстетика. Сейчас почти все в первую очередь эстетика. От этого даже немного страшно; но совсем чуть-чуть.

Мне так хорошо, что не до конкретики, потому что хорошо на уровне обобщения (интересно, дойду я на самом деле когда-нибудь до конкретики настолько, что начну о ней писать?.. столько аспектов, требующих работы над собой). Почитала описаньки. Рейвенкло - идеально мой факультет. Надо сказать, филфак тоже))

Первую половину поста писала на введении в немецкую филологию, в залитые солнцем и теплом 15.30, дописываю на остановке еле двигавшимся пальцем, на который не хочет реагировать сенсор – темно и вечерне, я несу в себе лекцию по философии, боясь рас плескать до дома, аж наушники вставлять в уши нельзя.

Последнее время очень боюсь фальши – брезгливо избегаю, потому что от нее тошнит. Боюсь, потому что ужасно не хочу, чтобы хоть где-то во мне она промелькнула. Только бы ее не порождать. В фальши – пошлость.

Я столько всего могу сказать миру – и не могу, как будто еще не умею. Не столько говорить, сколько делать. Потому что то "сказать", которое я мечтаю воплотить, – действие.

Рейвенкло и Драмиону всем)



@темы: Чувство времени, Филологическое, Повседневное, О любви

14:23 

I grow. I care.

15:58 

Почти Августин

I grow. I care.
Не люблю чувство тревоги и серость, и я даже сейчас не о своём любимом, а о том, что бывает за окном. Но тревога меня выпивает, в этом году я познакомилась с личным дементором. Кто бы мог подумать, это даже звучит забавно. Меня выпивает языкознание, и я боюсь Б.
Я сегодня его прогуляла, можно сказать, второй раз с сентября, хотя вообще-то я болею с вечера вторника, но всё равно я не пошла в большей степени из-за того, что вечно неготова, вечный этот мандраж к концу недели. В прошлом семестре языкоз у нас был пятой парой в субботу. В этом, к счастью, четвёртой в пятницу — жить можно. Очень даже неплохо.

Не знаю, что меня вдруг потянуло говорить, причём даже не так, как говорю; удивительно сухо получается для того, кто полгода размышляет о том, что взгляд на жизнь у него описательный. Так что не образно, но почти конкретно. Удивительно)

Люблю весну. Пару недель прожила с мыслью, что всё, срываюсь, слишком долгими были каникулы, за которые я только набрала эмоциональный груз, всё думала-думала-думала — вот же новость. читать дальше

@темы: Чувство времени, Филологическое, Повседневное

16:54 

I grow. I care.
UPD
Миранда Грей — ещё одна я, прям я (позвольте себе польстить), и она безумно меня вдохновляет. Надо бы перечитать Коллекционерах ради этого ощущения потребности в жизни.

Флешмоб. Пять образов/персонажей, которые оказали на меня влияние... Пять образов. Гисборн умеет спрашивать. На меня в основном люди влияют, чаще всего из прошлого, но и они не пересекают грань с персонажами, поэтому и воспринимаются эмоциональнее... не важно)

1. Эмори Блейн — очень я. Это ощущение не прошло с осени 9 класса, а следовательно, не период. Бывшая (лол, да) подруга как-то, сгладив, сказала, что это есть не очень-то хорошо, потому что Эмори — человек не самый приятный. Но "По эту сторону рая" было большим открытием: не только я могу понять книгу, книга понимает меня. Эмори – это я, хотя сколько всего с тех пор изменилось в моей голове; это был фундамент, мгновенный внутренний рост, а "Ночь нежна" его добила до состояния фундамента. Первый шаг во взрослость — я как Эмори.

2. Анаис в образе Люси Вестенры и Анаис же в своём клипе "Toi". Ну и тогда, пожалуй, еще "Laisse tomber les filles", не только Анаис, целиком. И сюда же фильм "8 женщин".Я не знаю, как охарактеризовать это влияние, но это — как эмоциональная женственность для меня. Во мне.
Да, сформулировала — женское начало во мне сформулировалось как-то вот так, только без налёта вульгарности, он у Люси есть. А я ненавижу вульгарность. Кстати, это тоже 9 класс.

3. Татьяна. Ларина, само собой. Знакомство в 11 лет.
Раньше я всячески отрицала сходство, хотя не так уж часто мне на него указывали. Когда пару недель назад мне сказали, что я "Татьяна, но взрослая", мне взрослости хватило отчасти согласиться. Люблю её, по-настоящему люблю. Из всех русских героинь — больше всех. Влияние — осмысленность.

4. Если уйти совсем в полудетство, я тогда очень любила Чарскую. Сейчас я над этим смеюсь, но — нежное время — это был идеализм, формироване высоких требований, морализм. У неё есть серия про Павловских институток, а там Нина. Читать я начала с того, что залезла в конец "Соперниц", с которых эту серию начинала, и прочитала про смерть Нины. Не знаю, в чём проявилось влияние, я не настолько ею восхищалась, чтобы не было лёгкой неприязни, но что-то из поведения, отношения к жизни, к окружающим и самой себе во мне отпечаталось. Гордость что ли.

5. Вивьен Ли в "Унесённых ветром". Не Скарлетт, а именно Вивьен и созданный ею образ. 12 лет.
Бесконечное, бесконечное восхищение. Это был мой идеал красоты, манер и — вообще. Я даже одну бровь научилась поднимать, копируя её, а теперь у меня морщина)
Кстати, сейчас я Скарлетт очень сильно не люблю.

Что-то как-то не очень у меня пошло, я долго думала, в итоге ничего особенно яркого. Как будто образы на меня не действуют, действуют люди. Люди при таком восприятии тоже образами становятся, но по-другому.

15:23 

I grow. I care.
В общем, весна, и меня мотает от внезапных приливов энтузиазма до засасывающей воронки депрессивного настроения и обратно. Быстрее, чем меняется погода, и очень ощутимо. Сегодня снова провалялась с бессонницей до — где-то между 4 и 5 утра. Ощущение, что я себя уже убила и практически смирение.
Это весна, и мне безумно хочется здесь писать. Привыкай, дневник.
Не то чтобы в моей жизни происходит что-нибудь интересное, чтобы писать об этом, кроме учебы (можно и посмеяться, и подумать, что это действительно так, только последние пару недель мне вообще ничего не интересно), поэтому я буду ныть. Вот сразу и прошло желание)

Сходила на французскую кафедру, подала заявление на второй язык. Долго думала про итальянский, но что-то французский перевесил. Мысль об английском до сих пор вызывает ощущение "бррр", хотя изначально я мотивировала выбор немецкого первым тем, что год передохну, а потом возьму английский, чтобы довести до ума. Не могу, не могу, не могу. Не люблю английский. И его не доведённый до ума уровень – мой вечный комплекс. Но нет.
Как я без него буду?..

А ещё у меня снова куча дз, и спасёт меня только солнце. Хорошо, что я в итоге приехала в универ, здесь я хотя бы мгновенно начинаю чувствовать себя живой.

@темы: Филологическое, Повседневное

12:09 

I grow. I care.
Ок, ладно, хорошо, вот он:D Я сделала, я сделала!
"Вы отмечаетесь в комментариях, и я даю вам 7 ассоциаций с вами, которые первыми придут мне в голову. У себя в дневнике вы пишете, как эти вещи к вам относятся или как они с вами связаны, - как хотите, так эти ассоциации и объясняете."
От Hayde of Gisborne.

Весна Весна — это моя стихия. Эмоциональный подъем, новые стремления, энергия, которая берётся не понятно откуда.
Я считаю, что весна наступает в феврале, появляясь вместе с особенным запахом, и не так уж важно, что после этого на улице может ещё целый месяц твориться не пойми что. Хотя если это действительно затягивается на месяц, со мной тоже может начать твориться необъяснимое, как в этом году, в частности. Хотя это была не единственная причина
читать дальше

17:27 

I grow. I care.
Только что я сделала этот мир своё настроение и эту гребанную практику немножко лучше — показала людям венгроРиДж. Если вы что-то значите в моей жизни и я общаюсь с вами за интересы, то уже полтора года избежать этой участи практически невозможно. Пожалуй, лучше мюзикла я не видела и едва ли увижу, так что количество тех, с кем я "обязательно еду в Будапешт" неуклонно растёт.
Не знаю, что сподвигло меня писать об этом мюзикле в тот момент, когда все те нюансы, которые разглядываются при последующих просмотрах, раз за разом дополняющие восприятие сюжета и персонажей, особенно персонажей, настолько глубоко укоренились в моем сознании, что я могу перечислить их не глядя по одной звуковой дорожке или даже без неё.
Собственно, я всегда пишу сюда слишком поздно и — опосредованно, так что три моих похода на Монте-Кристо этой зимой, откуда я несла столько эмоций, до написания не дожили, а потом отношение обросло пофигизмом и этаким презрением.



Romeo es Julia, венгерский мюзикл, MUST SEE

Потому что это живее моей жизни, потому что эстетическая дистанция даёт сбой и я не могу смотреть на них без поклонов, чтобы видеть, что они снова живы. Потому что у всех у них своей смысл, свой правильный, потому что настоящий смысл, потому что они не рассказывают историю, они её суть. Потому что они не хотят умирать, в конце концов, и в них есть та судорожность, с которой следует вцепляться в жизнь, потому что земля горит под ногами.

Я всё сказала. Всю банальщину, что сразу приходит в голову.

P.S: если бы у меня была машина времени, не раздумывая отправилась бы в 2005 смотреть-смотреть-смотреть на первый состав, а потом ещё в 2015 на 10-летие, вот так заклинило меня х)

@темы: О любви

18:43 

I grow. I care.
Мы не то чтобы очень умные. 31 мы едем в Бохум на тандем-программу с немцами, изучающими русский. Бохум находится где-то между Кёльном, Дюссельдорфом, Эссеном и т.д. Там мы сидим две недели, потом тащимся в Амстердам (5 дней), а потом марш-броском и уже в количестве только 3х человек в Гент и Антверпен в сумме на 3 дня. Дальше — та-дам — обратно в Дюссельдорф и сразу в самолёт.
Родители в шоке. Я говорю себе: "До следующего теракта", — раз теракт — два — три.
Все возомнили себя фаталистками, чему быть, того не миновать. Я повторяю им слова родителей о самосохранении, а обратно передаю о том, что глупо перестраховываться, в Москве тоже можно неплохо умереть. Германия большая, почему мы обязательно должны попасть под раздачу. В Бохум никто не сунется, в Нидерландах тихо... Я говорю о родительских нервах.
Я, кстати, первый раз выбираюсь без них далеко, но меня несёт, ой несёт почувствовать самостоятельность, а ещё как я пропущу это всё — одна.
И почему мы вдруг можем умереть, мы только закрыли сессию, мы только начали, мы только выбрались, — никто этого не озвучивает, мы просто едем.
От моей псевдопаники все просто бесятся, и это даже забавно, хотя "не нагнетай" звучит глупо. Это всё как-то глупо. Чувствую себя обязанной говорить об опасности хотя бы потому, что все прячут голову в песок.

Это что-то большое для меня, типа обрядового посвящения во взрослость, — с нынешней колокольни; чем ближе, тем менее страшно, хотя бы потому что кажется немного запоздавшим.
Всё такое шаткое, вовне, внутри; человек с так быстро ставшими сомнительными убеждениями, в неустойчивом мире, во внезапном безвременьи, потому что привычная цикличность года этим летом с сессией, практикой, поездкой не на море и не для отдыха дала сбой.
Отдыха нет, нет отдыха от себя. Именно этим кончилось детство, этим не отпускающим чувством усталости от себя, ничем иным.

@темы: Повседневное

18:43 

I grow. I care.
Тыц-тыц Hayde of Gisborne

1. Ты из каменных джунглей или природный человек?
Я абсолютно городской человек, если речь идет о природе, и абсолютно никакой человек, если речь идет о городе. Восприятие природы абсолютно извне, либо как другой мир, либо засчет тех ее составляющих, которые давно изучены и нравятся. Так что скорее как средство — расслабления, в основном. А иначе я совсем не знаю, что с ней делать) Но чувство погружения, охватывающее после города, на контрасте, действительно завораживает, опьяняет (и далее), но оно объективистское, оно на контрасте.
А от города ощущение, что я не умею им пользоваться. Если в природе пугает непредсказуемость, то здесь это выматывающие масштабы. Дом — свой район, а не город как таковой, потому что последний выматывает.
Обожаю чувство города — пешком и один на один.
И обожаю чередование города и не-города. Все для людей, а люди не для чего)

2. Был или есть родственник, на которого ты хотела бы быть похожей по характеру/поведению в детстве?

Как-то нет. Льстили (и, наверное, все еще льстят) сравнения с некоторыми, но быть похожей не хотелось. Нравятся отдельные качества, но и то в основном со стороны — потому что они не_мои. А вообще сопоставление себя с людьми в окружении я предпочитаю через противопоставление, ничего не могу поделать.

3. Почему именно Apres-midi, а не, к примеру, le soir или la nuit?)

Я даже не помню, откуда оно в качестве ника взялось)) И никакого логического обоснования не подводится. Не знаю, правда. Но вот le soir и la nuit мне как-то вообще мимо, а après-midi ложится. Хотя даже не биологически...

4. Одно качество, которое тебя привлекает в людях

Решительность. Обожаю!

5. Персонажем какой книги ты бы хотела быть?

Пожалуй, сейчас это будет "Тайная история", потому что вроде бы ситуация (локационно?) близка, не хватает лишь ощущения истории и вот этой совместной обособленности, а мне последняя безумно нравится. Это та самая аэстетичность)

6. Если бы была возможность на день изменить свое тело (пирсинг, татуировки, цвет волос, силикон), сделала бы ты что-нибудь и если да, то что?

Ой, многое. И татуировки, и цвет волос, и даже, пожалуй, силикон. Почему бы не протестировать побольше?)

15:21 

I grow. I care.
В отшношении к дайри внезапно обнаружила своего рода солипсизм, потому что я была почти уверена, что за год моего отсутствия этот сайт вымер, лол
Ничто так не располагает написать что-нибудь, как новый ноут. Лето на пороге, по крайней мере, по моим ощущениям; потому что все, что после др и накануне сессии, — все лето. У меня тут летнее место, потому что где-то в июне меня стабильно сюда тянет, я пишу пару-тройку глупостей, и лето проходит мимо. В этом году все, кроме лета, прошло как-то мимо. Я как-то вот с налету попыталась в очередной раз проанализировать, как бы в двух словах уместить произошедшие перемены, так что прозвучит это однозначно глупо. Может быть, и выглядит это все тоже не особенно интеллектуально, но меня это как-то мало заботит.
Помнится, да, была Германия, были Нидерланды и Бельгия, и там мне казалось, что все — это вот меня точно изменит, теперь я совсем взрослая и самостоятельная, и вот он опыт. А еще я начала курить за несколько месяцев до этого, и, наоборот, несколькими месяцами позднее решила, что почему я так избегаю матерной лексисики, если мысленно все равно ее использую. А гораздо раньше обострились мои отношения с собственными религиозными взглядами, да так, что я на стенку лезла: той зимой, той весной, этой зимой, этой весной. И все, что можно, закольцовывалось, закруглялось и находило в этом свою точку отсчета.
Ну и так, чисто в скобках скажу, что гомофобия сделала мне ручкой еще во время класса, наверное, десятого; ну, вдруг я здесь для кого-то обозначала другую позицию и с тех пор ничего не сказала.
О, еще я научилась писать тексты по-человечески и обходиться без метафор, отчего чувствую себя местами ущербно и регулярно пытаюсь вернуть текст в привычный вид.

А еще у меня хроническая бессонница с середины первого курса, хотя именно хроническая и стабильная скорее со второго. И учусь я совсем не так, как в школе, и ситуации на грани фола — это, скорее, забавно, чем несвойственно. Очень уж свойственно. Круг общения стал четким и, как бы это сказать, компактным. Самый-самые близкие, как ни странно, выцепились из просторов прошлого (ох как пафосно звучит), а те, что из настощего, стали чувствоваться родными в рекордно быстрые сроки, но родными в смысле принятия всех недостатков, а не какой-то фундаментальной общности. Пришла к выводу, что эта общность — все-таки результат общего прошлого.

И так вдруг чисто для себя вдруг вырисовывается, что меня все устраивает, и откуда время от времени кроющая депрессивность берется — не ясно. Потому что все стабильно, кроме внутреннего, и, в общем-то, тут все снова возвращается к любимому — неразрешимому (на данный момент), и это стадия смирения. Сюда же приплетается то, как я какое-то время стремилась к переменам (читай свалить отсюда нафиг на стажировку), и то, что в итоге в ближайшее время (следующий семестр) перемен (стажировки) не будет; и то, что меня это не убило, лол. Просто весь семестр пыталась игнорировать идею-фикс о непонятном надрыве, а коллективные страдания, потому что вокруг меня любят пострадать, лишь помогали мне ее культивировать.
Вот так плавненько я скатилась в бессмысленное нытье.

А между тем я очень хочу лето, очень хочу куда-нибудь, и даже перспектива не сдать литру, которая у меня в этот раз в двойном объеме - русская и зарубежная, ввиду фатального нечтения меня не особо беспокоит.
Ооо, это же мой любимый филфаковский комплекс — я не укладываюсь в программу, ужасно не хочу ее читать и читаю фанфики вместо. Особенно первый год я с ним мучалась, а потом привыкла. Ну и вроде стала больше заниматься делом, но в этом я не уверена. А еще в этом семестре я серьезно так подзапустила немецкий, потому что второй французский выжал из меня все. В общем, тяжело признавать некоторые неспособности в своих лингвистических способностях, да и умественных, в принципе, относительно чужих.Ну и главное, большое, запоздалое и внезапное откровение — что мы живем не в лучшем из возможных миров не все в итоге складывается, как запланированно или хотя бы радует, или хотя бы справедливо — ой, оно было таким большим и внезапным, что сейчас точно не уместится у меня в словах. Но оно было, и мне хочется это обозначить. Потому что внезапность и реальная возмлжность смерти накрыла меня тогда с головой, и этот страх тоже был взролением.

Я вообще как-то снова, а может и не снова, повернулась на взрослении и вижу его во всем, но это, наверное, нормально. При этом я не хочу ничего делать и... Блин, как же бесит, что меня постоянно перебрасывает на строчку выше, и я не понимаю, что за. И, если что, перечитывать это все на предмет опечаток я тоже не буду.
Надо бы заказать плакат в Боуи себе в комнату и купить джинсы, написать ТПК, перевести текст к зачету по древневерхненемецкому, готовиться к искусству и писать курсовую, потому что сроки-то уже горят, но я в постденьрожденческой прострации, сижу и ничего не хочу, а жизнь кое-как прододжается, пахнет летом и все в тихом варианте хорошо, ну что ж. Avoir vingt ans, мне двадцать лет.

@темы: Повседневное, Чувство времени

00:27 

I grow. I care.
Сейчас довольно забавно думать, что я планировала сюда написать, как только сдам сессию. Впрочем, все как всегда.
С тех пор все лето я то впадала в анабиоз на даче, то лихорадочно кружила по Москве — с утра до поздней ночи, чтобы за неделю восполнить нехватку жизни, то есть умотаться в край. Сейчас я снова живу на даче, потому что на кухне ремонт, и мотаться в универ приходится отсюда. Впрочем, я теперь довольно редко там бываю, потому что в начале октября Я-У-Е-З-Ж-А-Ю.

Все короткое лето приследовало ощущение, что только-только выползаю из комы или прихожу в себя после катастрофы. Не знаю — второй год, чтобы оклематься от весны мне нужно очень, очень, очень много времени. Что-то меня в очередной раз выбило из колеи (подозреваю, а скорее даже знаю, что это были волокита с проектом для стажировки и французский, который так и норовил весь год меня раздавить). [удаленный абзац нытья, вовремя вспомнила, что об этом уже писала]
В марте, когда уже на стенку лезть хотелось от мерзкого ощущения "перегорела", я ломанулась проходить собеседования на стажировки, вроде как не прошла, долго свыкалась с перспективой еще как минимум семестра здесь, лета в Подмосковье, четырех стен, непроветренной головы. Было очень забавно, когда посреди сесии, в самой гуще других мыслей, меня огорошили фразой "сутки на размышления!"
С октября по конец февраля я в Халле, наверное, и здесь тоже, буду вить здесь переносное гнездышко-дом, если не хватит бумажного дневника.

За лето нами наконец случились Imagine Dragons и Halsey, и как же, как же это было прекрасно. Столько энергии, и тепла, и чувства общности, и отрыва, и еще раз тепла. Кто бы мог могу подумать, что это будет так... по-доброму. Вообще чувство гармоничности, как оказывается, ко мне по-тихоньку возвращается вместе с ощущением лета, взять хотя бы это неделю. В июле дочитала "Щегла", и под самый конец (с разбором и обобщением) из меня как будто все проравлось и выплеснулось, настолько, кто бы мог подумать, мотив посттравматического состояния и отпускания был мне близок. Пролистну несколько, еще одна книга лета — "Дом, в котором...". Переболела обеими: читала и ревела, перечитывала — ревела. Замечательное ощущение, полная погруженность. Ничего своего - хорошие, утягивающие вещи мгновенно вытягивают из всех собственных образов и идей, с ними в ногу невозможно творить самой — только раз за разом проваливаться и жить. Я слабовольно растягиваю это удовольствие на месяцы, пока есть возможность.

Теперь вот какой-никакой семестр (такого ленивого начала у меня еще не было, но в моей голове начало отодвигается на месяц все-таки), формально не могу снова позволить себе очередную зависимость в виде ярко выраженной фандомности, пытаюсь сразу же читать программу, тем более что с каждым годом она все ближе и ближе к быстрочитаемому.

С тех пор, как меня отпустил последний жутчайший пмс со слезами как из трубочек циркового клоуна и реакциями а-ля хоуммейд динамит, начинаю потихоньку утверждаться в мысли, что самый тяжелый, важный и большой (по важности, а не продолжительности) оттекает в прошлое. И закончился он, что забавно, приходом в универ с покрашенными летом в белый (ну, почти) волосы и с яркой помадой. Это правда забавно, но я так долго к этому шла — к принятию себя в любом виде, даже в том, который может кому-то показаться вызывающим; к пониманию того, что это не влияет меня, не определяет меня. При всей зацикленности на себе, это тот еще челлендж. Даже так - это прощание с зависимостью от образа "хорошей девочки" как этакого костыля. И у меня даже снова появились планы на будущее.

Так что я безумно рада, что в Германию я уезжаю, а не сбегаю, что я еду туда открытой для нового, а не травмированной и потерянной, не от дисгармонии. И что за это время я успела дорасти до этой возможности, чтобы не бояться ее.

@темы: Повседневное, Чувство времени

04:09 

I grow. I care.
Залипаю на собственный эпиграф тут, потихонечку пилю аккаунт на journals.ru для успокоения души, слушаю Би-2, глаза слипаются, прогуливаю завтрашнюю лекцию — хотя бы потому что еще кашляю. Почему-то весь этот хор, поющий дайри реквием (к которому я потихонечку присоединяюсь), удивительным образом вдохновляет писать. Давно примериваюсь к тому, чтобы перетечь на тамблер, чтобы перейти уже наконец к конкретике, но заранее знаю, что мне будет там одиноко. Пишется для фидбека, как ни крути. С другой стороны, хочется какой-то большой мультимедийности, то есть визуальности что ли... Каждый раз, возвращаясь сюда, чувствую, что это такое детство-детство, все это настолько устарело /для меня-внутри меня/, что только ностальгировать и получается.

Ну и не может быть, наверное, необходимости в двух дневниках — я так активно ушла в бумажный, потому что ему не нужно пояснять детали, потому что к нему не нужно морально готовиться, чтобы отбросить заранее лишние слова. И ведь в итоге все слова так или иначе немножко лишние...

Последние недели полторы очень хочется говорить и рассказывать, и я ловлю себя на мысли, что все еще ищу форму. Ну и просто не могу решиться начать, просто не могу, и это мое обычное состояние. Выйти из состояния социальносетевого анабиоза, начать фотографировать нормально — я живу в самом сердце Германии, в самом центре города, у меня тут Марктплатц, Ратуша и Турм в пяти минутах ходьбы, но я как будто не смотрю ни на что, просто чувствую, много, много всего, да, но это все про меня в пространстве, про меня среди людей, но не про пространство и не про людей. Я даже сейчас понимаю, что пишу ни о чем, и то получается немало, а могу выдать тонны, просто тонны информации, но вряд ли стану.

А может быть, стоит попытаться войти в ритм и получится привыкнуть, но уже не хочется делать это в пространстве потенциальной Атлантиды, так что надо искать новый домик и...

Направьте меня куда-нибудь:heart: У меня в коем-то веке есть, что рассказать.

16:38 

I grow. I care.
Еду в Берлин, потом снова еду в Берлин. В промежутках сдаю реферат. Приехала из Праги. Снова пытаюсь учиться, но четырех моих рабочих дней (спасибо возможности самой составлять расписание) категорически не хватает на то, чтобы влиться в процесс, поэтому я все чаще ловлю себя на ощущении, что скучаю по учебе, и это меня, кажется, вдохновляет. И немного расстраивает.

По ощущениям — я окончательно адаптировалась, вырисовались внутренние перспективы, вот только время летит со страшной скоростью: я только перестала скучать по дому, как кажется, скоро собираться обратно на каникулы. Не то чтобы я влилась в пространство, но начала чувствовать себя в нем — устойчиво, на двух ногах. Тут наконец похолодало, я успела поболеть, не успела до конца выздороветь и сейчас рискую подцепить что-то новое, но чувствую, что этого не будет — у меня слишком много планов.

Странное ощущение того, что живешь здесь и сейчас — нигде кроме. Очень остро все чувствуется, не абстрагироваться, не переключиться — кроме нынешнего момента существует только собственное "я", прошлое и будущее которого невероятно абстрактно и как за туманной дымкой — давно прочитанная книга, смутно припоминаемый фильм — скорее ощущение, чем факт; скорее информация для рассказа о себе, чем реальное прожитое. Чувствую себя очень оторванной от собственного прошлого за исключением трех прошлогодних летних недель в Бохуме, Амстердаме и Бельгии.
Помню Сонины слова о том, что все накопленное и нажитое за стажировку нивелируется по приезде.

Прага невероятна, кстати говоря! Невероятная притягательность ностальгичности (русскость на каждом углу, русские тоже на каждом углу), самый осенний город мира, морковная черепица, как крошащийся мел под пальцами, как корица. Но тянет меня в Берлин: отвратительное первое впечатление, социалистическое уродство, грязь, мусор, вонь, серость, огромное безликое небо, много воздуха и возможность быть собой. И какое-то общегерманский груз исторической памяти, 20ый век так и ложится на плечи, и ты падаешь, падаешь, падаешь в него. В Халле я наконец выбралась из ощущения, что живу в 90х, и помогло мне чувство не_привязанности к городу: я в любой момент могу сесть на поезд/в автобус и поехать подышать, хотя тот же Лейпциг после Берлина и Праги уже как-то не привлекает меня подобной перспективой — он слишком маленький. Дрезден такой красивый и тоже продувающийся, но он слишком историчный в классическом смысле, а потому снова кажется маленьким — в сравнении. Собственная мегаломания то забавляет, то пугает, то бесит.

Успеваю читать только для семинаров, и то по дороге, но — какое счастье — я все-таки взяла те курсы, которые мне нужны; это чувствуется как лично мне, это прекрасно, но еще и вызывает необъяснимое чувство, как будто я слишком уж хорошо устроилась и должна, по идее, получать меньше удовольствия и работать больше.

В общем, я завтра снова поеду в Берлин к Ангелине, потому что у нее есть матрас, потому что с ней уютно и хорошо и я соскучилась по ним обоим (с Берлином), потому что Берлин для меня про Боуи, потому что мне в прошлый раз было там так хорошо (снова)... потому что мне надо в парикмахерскую.

Все происходит так быстро, я даже учусь планировать время и успеваю все больше, я практически не думаю, перед тем как что-то решить, я вот даже написала пост сюда в перерыв перед парами и думаю, что еще успею приготовить обед и сделать дз. Так странно. Я настолько я и настолько не я, что порой обидно, — с трудом успеваю анализировать и почти не успеваю фиксировать.

@темы: Повседневное, Чувство времени

01:24 

I grow. I care.
Вот пройдет еще 33 часа, и я сяду в автобус, который снова отвезет меня в серый и ветреный Берлин, как же я его люблю. За короткий день (но длиннее, чем мой обычный последнее время) я попытаюсь успеть перехватить кофе на Потсдамерплатц, обязательно, обязательно увидеть Александрплатц, у меня какая-то обсессия по отношению к телебашне, и рассказать все, что успело со мной произойти за последний месяц. Как в последний раз! Как же я его люблю. Я люблю его больше Москвы; что за метаморфозы. Обязательно включу Боуи перед тем, как будем проезжать Нойекёльн. Вечером будем готовить блины на большой тусклой кухне. Пишу все это сейчас, потому что знаю, что иначе это чувство затрется другими, более яркими эмоциями.

А 16 ни свет ни заря я поеду в аэропорт и улечу на 3 дня в Будапешт — исполнять мечты — одна. Забавная история: вся поездка выстроилась вокруг единственного оставшегося на сайте билета на "Коллекционера" с Золтаном Берецки в Централ Синхазе. Забавная штука — импульс. Двадцать минут нервного ожидания собственного же решения.
Потихоньку отправила уже отправила себя в дорогу: сижу в библиотеке над французскими переводами, пытаюсь вместить будапештские достопримечательности в световой день, слушаю Холзи, потихоньку и незаметно скатываюсь в ощущение лета, так скучаю по всем (что почему-то кажется несвойственным последнему полугодию), так много всего чувствую.

Сегодня малодушно пряталась дома от всего, что успела сделать вчера (что успела-то? если ничего особенного не произошло), думала, что вечером мне некуда будет себя деть. Купила билет в Будапештскую Оперу, раз уж с Опереттой не сложилось. Подумала и купила еще нам с Ангелиной билеты в Венскую Оперу — глупо пойти в Будапеште и не пойти там. Впрочем, ничего особенного не произошло. Произошло то, что я считала для себя несвойственным, но на самом деле это просто был этап развития, который логически должен был быть преодолен раньше. Но на самом деле для меня сейчас — самое время. Поговорю, окончательно успокоюсь, пройдет.

19 встречусь с Ангелиной в Вене. Вену я не планирую, в Вене я буду не одна. Не нужно будет искать себя, не нужно будет так остро чувствовать, как выстраиваются отношения с городом, себя в нем; в Вену я всегда хотела, но никогда не мечтала попасть. Забавно — перехотела в Будапешт и попаду, все как всегда, нужно лишь перестать хотеть.

Почему-то кажется, что вряд ли он станет любимее Берлина.
Хочется почему-то вернуться в Прагу, посмотреть ее по-настоящему, чтобы опять только начинался ноябрь, чтобы этот город был самым осенним, самым керпичнокрышным в мире, чтобы не нужно было возвращаться домой меньше, чем через две недели, чтобы заранее знать, какими родными все станут, чтобы поцеловать того, кого надо (и не надо) заранее, чтобы чувствовать себя собой, а не одними наблюдающими за всеми глазами, чтобы сессия вот так вот не нависала. А потом сразу следующее лето — для разнообразия.

@темы: О любви, Этот маленький мир, Чувство времени

03:27 

I grow. I care.
Продублирую сюда пост из инстаграма.

Те, кто слышал историю про планирование всей этой поездки в Будапешт, знают, что все началось в тот момент, когда, сидя на паре, я внезапно обнаружила, что дрожащими руками добавляю в корзину единственный оставшийся в наличии билет на вчерашнего «Коллекционера» с Золтаном Берецки в Сентрал Синхазе. Не секрет, что это уже что-то вроде моей настольной книги (не хочу сейчас вдаваться в подробности, и так много эмоций), и не секрет, что этой моей любви с первого взгляда уже около четырех лет, кажется. Сайт был на венгерском, я была в Германии, моя симка, на которую пришел код для списание денег с карточки, лежала в общаге, и разделяли нас еще 2/3 сдвоенной пары, то есть часа 2, которые я потратила на то, чтобы по истечении 20 минут каждый раз добавлять билет обратно в корзину. Кстати, еще минут 10 надо ждать, когда он снова появится на сайте. В общем, сейчас я в Будапеште. При этом на сайте Опереттсинхаза был полный солд-аут, и думаю, лишним будет добавить, что я обновляла его с завидной регулярностью, хотя бы потому что по приезде я каким-то образом оказалась в нем раньше, чем в своем номере в отеле. В общем, мне сказали попробовать прийти за полчаса до спектакля – с таким видом, что надеяться как бы вроде и нечего было.
Кстати, планируя кое-как все эти приключения, я заодно купила билет на сегодняшний вечер в Оперу.
Те, кому не посчастливилось достаточно близко со мной познакомиться, знают, что на определенном этапе отношений случается нечто в виде «А ты не хочешь посмотреть со мной РиДж? А давай я тебе скину? А ты уже посмотрел_а? Ну вот давай одну песенку?» и т.д.
Так что тот факт, что он идет не когда-нибудь, а вот именно тогда, когда я совсем рядом, с того момента, когда я вчера пришла домой и прооралась в подушку от впечатлений, окончательно определил вектор моих мыслей. И как бы это был грустный вектор. (Про вчерашнее я все-таки рассказывать не буду, сори, это слишком личное)
Так вот, сегодня должна была быть Опера. Не знаю, о чем я думала, Опера и опера, я вроде правильно вводила адрес, но вышло что-то не то, когда дверь не поддалась и оказалось, что мне не показалось, что окна темные. А «то» было в получасе от меня (и так понятно, что я не прихожу заранее). А Оперетта была в 4 минутах от меня (по тому же любимому навигатору) – на деле меньше. И видимо я была не настолько неадекватна, что даже смогла выбить у билетерши не балкон («самое недорогое, берите»), а на 4 ряд партера – для сравнения, даже на Золтана я смотрела с 5го!
Я опущу эмоции, все и так понятно.
Я просто хочу сказать, что, во-первых, я попала на Сильвестра. Я полезла, как всегда это бывает, в нашу переписку с @ за сентябрь 2014, чтобы убедиться – все началось с Сильвестра, которого она мне прислала, ну и как бы... Раз уж я наконец перешла к касту, то все, продолжим, и конца этому посту не будет. Сильвестр за 13 с лишним лет эту роль, видимо, возненавидел и, в общем-то, имеет на это полное право, но Господи! ему все это действо омерзительно, и как же он прекрасен. С уходом Золтана вся пластика в этом театре перешла к нему. Это просто великолепно, и я вживую увидела, как он эти двухметровые шпалы задирает выше носа! А сцена с «замедлением» на балу просто превратилась в его хореографический бенефис. И конечно же он ни разу не улыбнулся, ни разу, ни намека. Канооон!
Не знаю, кто был этот Меркуцио, и знать не хочу. Некий Bálint Ádám. Мне было больно. Там не было ни одной секунды попадания. Начнем с очевидного – он плохо двигается, лучше всех из королей двигается Ромео (и на этом моменте шутка про неожиданность), но о нем попозже. Я могу простить пластику, не всем же быть Берецки (никому, по крайней мере, еще не удавалось), в конце концов, но тут просто отсутствовал персонаж. Да, я не могу не сравнивать, но у Золтана все становится очевидно еще до того, как его по имени первый раз называют, до того, чтобы открыть рот, еще далеко. Он неоспоримый лидер, он настолько яркий, что аж глазам больно, к нему так и тянет, то есть не только меня – пока она на сцене, вокруг него концентрируется действо, с его смертью все разваливается, и именно он вносит это ощущение трагической обреченности, потому что он про-ти-во-ре-чив. Синхаз всегда отличался красивыми смертями, в РиДже их аж три, но это же просто вау. Ему как персонажу даже отдельной арии не надо для раскрытия (для сравнения у Тибальта их 2).
Фуфф, занесло.
А этому недоразумению я от всей души желала скорейшей смерти, даже если это означало, что Сильвестра я тоже до поклонов больше не увижу.
Ну потому что они плюют мне в душу! Не Сильвестр.
Из хорошего, из о-о-очень хорошего. Не знаю, кто такой этот Kocsis Dénes, но он был великолепен. Играть Ромео после Аттилы... Кстати об Аттиле. Сегодня я не успела толком выйти из отеля, как уже чуть не врезалась в рекламный столб с его именем. Он здесь везде просто! Так вот. По масштабу... в прямом смысле, это просто полная его противоположность. Но если закрыть глаза, это просто магия какая-то, разница в тембрах едва ощутима. Разве что наверху Miert faj – дотягивает – но это не то. Но закрывать глаза не нужно, потому что при этом он еще и замечательно играет! Я критично отношусь к людям, которые внешне напоминают мне Эндрю Гарфилда, извините, но здесь результат просто невероятный. При том, что я заведомо была настроена разочароваться. Его Ромео более Ромео, весь тонкий-звонкий-подвижный... Ну и как бы прима Жужи смотрится рядом с ним нууу как бы... Жужи это вообще нечто. Мне прям даже захотелось перелистать ее Ребекку, чтобы посмотреть, как ее терпит Сильвестр, ведь она никого не слышит, даже себя, по-моему, не говоря уже о партнере. Я понимаю, что этот звездеж уже давно, и, наверное, подражать Доре она тоже давно перестала, ну и зря. С Дорой у меня сложные отношения, я воспринимаю ее только в этой роли и хорошей актрисой не считаю, но ее Джульетта в синхазовской постановке – мой канон, не убавить, не прибавить, я ее люблю, но и – странно сказать – ее Джульетта – при том, что это Дора – трогательна. Спасибо Жужи за то, что еще раз меня в этом убедила. Жужина Юлия любовь принимает как подношение. У нее на балконе ни тени сомнения не пробегает, ни волнения, ни радости особой – ничего. Жужи умеет только орать.
Но! Заревела я внезапно на Angyal, и благодаря ей. Она была хороша и практически не смазала впечатление на A méreg (из чего следует, что с этими замашками примадонны ей идет только то, где нет партнера). Но окончательно меня пробрало на том моменте, когда Лилла закричала о том, что ее Юлия мертва.
А теперь внимание! Я видела живую Лиллу Поляк в паре метров от себя. Это просто богиня, она не стареет, не меняется, она просто совершенство, женщина моей мечты – и именно поэтому ей НЕ ИДУТ комедийные роли. Это было забавно. 
Hahaha! и Szeme tűzben ég идут друг на другом, и если первая сцена целиком и полностью мимо (это вот как если представить ее образ из Моцарта в подобном контекста, в общем-то, так оно и есть), то вторая просто невероятна, он в конце еще такую трель выдает, что можно продать ей душу. Но Эрика Нарай в этой роли однозначно убедительнее, это просто ее роль. А Лилла прекрасно поет, просто прекрасно, но – не то. На Hogy mondjam el, кстати, могли бы и включить ей погромче микрофон, а то соло не было.
Ее дуэт Szomor György просто идеален. Первый раз его вижу, но он нисколько не проигрывает Томашу, разве что в первом монологе немного. Так что Лоренц барат получился.
Николетт в роли леди Капулетти ни-ка-ка-я. Она очень красивая, конечно. Каааак же я хотела увидеть Кото, пока сидела там. Можно, конечно, грустить по тому, что сбыться не может, но смысл? И так понятно, что Золтана сюда не вернешь, но увидеть Кото в этой роли гипотетически шанс есть. В общем, оставили меня без химии между Тибальтом и леди Капулетти, при том, что все моменты на месте и Сильвестр молодец. Просто ее нет и все. И с леди Монтекки химии тоже нет лол. Не знаю, кто была она, ну у нее не было ни декольте, ни шпагата Оттилии, а в целом норм. Герцог мне был фиолетов, Парис глазастый как Кирюхин, очень хорошо вокально вписался в написанную для Жолта партию, в целом плюс. Бессменный папа Капулетти любовь.
Бенволио – Gömöri András Máté. Поначалу радовал, не копирует МАЖа, что большой плюс, легкий и непосредственный, довольно неплохо двигается, но... Абсолютно слил свою арию, реплику Ромео кинул очень хреново, так что просто абсолютный восторг от того, как последний ее принял и отыграл. Без нормальной подачи так прыгнул к финалу, что меня аж пробрало. А дальше начался смех, потому что, во-первых, Парис как-то задел Юлин гроб, что я аж испугалась, что Жужи сейчас перевернется, потому что конструкция опасно закачалась. Потом всю репризу Miert faj бедный пацан еле тащил Жужи до виселицы и отчаянно старался петь, а я старалась не ржать. А у нее еще забавно раскачивались ноги. Плюс прыгнул он в итоге по музыке как-то непривычно и криво, на мой взгляд.
Потом ситуация повторилась, когда Лоренцо стаскивал Жужи обратно. Я не хочу рассуждать о том, сколько она весит, я в целом, мне кажется, была бы рада, если бы вместо нее нам показали ее сестру, например, хотя Бернадетт тоже на любителя. В общем, в финале я не ревела.
Я вообще была относительно спокойна. Могу сказать, что Синхаз, внезапно, не больше нашей московской Оперетты.
О! И сенсация! У меня чуть глаза из орбит не вылезли, когда я внезапно поняла, что не ошиблась и на сцене Годо! Она уже не в первых рядах и, как мне показалось, страшно счастлива была в принципе не сцене оказаться, давно не видела такой «отдачи». В общем, если честно, я тоже была ей рада. Это было мило. И глупо. Но мило.

Как же я счастлива, а. У меня уже голова раскалывается и слипаются глаза, не помню, что я еще хотела добавить, тут вот поклоны, обожаю мюзикловые поклоны с индивидуальными выходами, свет, конечно, удачный, но в конце всех (Сильвестра) видно.
Кстати, венгры как-то по особому хлопают, как показали два дня опыта – очень слаженно, чередуя ритм, прям почти северокорейские болельщицы, так что всем аплодисментов додают, в конце они еще все по очереди вылезали в традиционную синхазовскую дверь, но вместе не выходили.
Вспомню что еще – допишу. Кто дожил до конца, смотрите РиДж, у нас к нему шикарные субтитры. Спасибо Синхазу за английские, но мне они не нужны, я знаю мюзикл наизусть, а вот вчера была подстава. Книгу я тоже знаю почти наизусть, но кто ж знал, что будет самодеятельность.

В общем, я не знаю, о чем мне еще мечтать. Если о несбыточном, то я все еще хочу на первый состав в 2005 и на 10-летие. Пойду теперь позалипаю на Берецки.
Программу по городу выполнила, мечты исполнены, завтра можно с чистой совестью идти в музей. Это глупо, но после таких моментов мне кажется, как будто все возможно.

Видео с поклонов в инстаграме в 3 постах
instagram.com/p/BfUSmmblgup/
instagram.com/p/BfUS9eoFP1G/
instagram.com/p/BfUTPWdFlT2/

@темы: О любви, Этот маленький мир

22:58 

I grow. I care.

La commode

главная